Блог из всех разделов без изображений
ОПЕРЫ ЛЮБИМОГО РЕЖИССЕРА ЛЮБИМОВА PDF Печать E-mail
 
 ИНТЕРВЬЮ ЖУРНАЛУ БАКУ
 ТЕКСТ: ЕЛЕНА ГОЛОВАНОВА 
ФОТО: CHICO DE LUIGI
 
 После громкой премьеры «Князя Игоря» в Большом театре Юрий Любимов
на все лето уехал в Италию. Осенью он вновь вернется в режиссерское
кресло, будет ставить «Школу жен» композитора Мартынова
в «Новой опере». А пока что мы последовали за ним – расспросить о работе
в Большом театре, об оперной режиссуре и памяти сердца.
 
Пеннабилли – крошечный средневековый город на вершине
холма в итальянской Эмилии-Романье. Город с давней истори-
ей уличных артистов, в последние десятилетия он стал известен
благодаря Тонино Гуэрра, сценаристу фильмов Феллини, Анто-
ниони и Тарковского, поэту, художнику, сказочнику. С ним дру-
жил и Юрий Любимов. В прошлом году Тонино Гуэрра ушел,
но в Пеннабилли живет его вдова Лора, и именно по ее при-
глашению здесь сейчас гостят Любимовы.
На вершине холма – вилла, напоминающая построенную ар-
хитектором Палладио классическую виллу Ротонда. Вокруг нее
высокие старые сосны. «Смотрите, какие шишки тут падают. Бе-
рите на память», – Юрий Петрович протягивает несколько ши-
шек, упавших в плетеные кресла. Шишки похожи на деревян-
ные розы.
«Вы, значит, из Баку? – спрашивает Юрий Петрович. – Был
такой драматург Арбузов. Я одно время часто встречал его на ули-
це, на ходу обменивались вопросом-ответом. Он меня спраши-
вает: «Как у вас дела?» – «Закрывают спектакли, – говорю. – А у вас
как?» – «Вот, через три дня еду в Баку!» И улыбается. Я говорю:
«Что там, с нефтью связано?» – «Да нет, говорит, мяса поесть».
И улыбается.
Один из поклонников любимовского театра как-то сравнил
Юрия Петровича с «гигантской секвойей, на кольцах которой за-
писаны четыре тысячи лет». Любимову девяносто пять, он ро-
дился в год Октябрьской революции, прошел две войны, был по-
пулярным актером и получил Сталинскую премию; затем соз-
дал уникальный театр и свой собственный, новый сценический
язык, возглавлял Театр на Таганке без малого 50 лет, за это вре-
мя был лишен советского гражданства, ставил спектакли по все-
му миру. Но вехи его жизни – не столько этот богатый собы-
тийный ряд, сколько встречи и дружба с людьми, определившими
историю ХХ века.
Своим главным профессиональным инструментом Любимов
называет память. В эпоху, когда ученые говорят о тревожной тен-
денции – информация вытесняет память, а технический прогресс
ведет к регрессу сознания, – все меньше людей владеет искус-
ством воскрешать свою жизнь не по фактам автобиографии, но
по духовным и эстетическим переживаниям. И в нашей беседе
Юрий Петрович нередко отсылает к своим привычным, более
интересным собеседникам – Достоевскому, Толстому, упоминает
о встречах с современниками, причем часто говорит о них в на-
стоящем времени. Колодец памяти невозможно вычерпать до
дна, и память не знает ограничений ни в пространстве, ни во вре-
мени.
БАКУ: Юрий Петрович, когда в прошлом году вы поставили
«Бесов» в Театре им. Вахтангова, то упомянули, что делали ин-
сценировку под впечатлением от страшного инцидента вНор-
вегии, когда человек просто так расстрелял невинных людей.
Вы всегда считали, что режиссер обязан чувствовать, что про-
исходит вокруг. О чем сегодня важно говорить со сцены?
ЮРИЙ ЛЮБИМОВ: Вы знаете легенду о Достоевском? Он был
приговорен к смерти, и, когда уже надели на него мешок, в по-
следний момент пришло помилование. Потом явился к нему в ка-
меру ночью Христос и сказал: «Ты понял многие вещи, и теперь
ты должен всегда советоваться со мной, когда надо принять важ-
ное решение о душе. Я всегда помогу и буду наставлять тебя».
Вот вы говорите – новая драматургия. А что такое эта новая
драматургия? Что они открыли? Сюжеты из жизни берут? Так
давным-давно делал Шекспир, так делали древние греки еще
лись в жизнь и писали. Был один слепой, Гомер, и хватит.
Я в курсе – слежу, читаю журналы, слушаю. Меня позвали как-то
все левые в свой «Винзавод». Явилось их очень много. Под конец они
мне кричали: «Мы вас любим». И повесили большой мой портрет,
чудаки. У меня в театре тоже висели доски: Мейерхольд, Стани-
славский, Вахтангов, Брехт.
И я им сказал, что никакой новой драматургии нет и не может быть.
Все уже было, были такие шедевры, что и всей жизни не хватит про-
честь и понять.
БАКУ: Не верите, что может появиться новое движение?
Ю.Л.: Да литература вообще – товар штучный, странно как-то ее клас-
сифицировать. Реакционные режимы всегда говорят «коллектив»,
у них коллектив – священная корова. Ну вы на секунду можете себе пред-
ставить: сочиняет Моцарт, а к нему подходит сзади коллектив, «това-
рищ Моцарт, вот сюда бы еще нотку». Этого нет в истории искусства.
Ну что, Толстой будет слушать коллектив? Церковь предала его ана-
феме. Вот вы знаете, что такое анафема? Он был отлучен от церкви, но
не от Бога, большая разница. От Бога нельзя отлучить. Кто были са-
мые свободные люди в Римской империи? Незаконные христиане, ко-
торых там вначале избивали, убивали, – вот в такой обстановке возникла
самая свободная религия. Возьмите списки расстрелянных, замучен-
ных диктаторскими режимами людей. Это же страшные списки. Вот
вы мысленно представьте себе: все лучшее, оригинальное уничтожали
всю историю человечества. И все равно они находятся и все равно ра-
ботают. Значит, какое же должно быть желание Всевышнего...
БАКУ: Ваша постановка «Князя Игоря» открывается словами
«Вначале было Слово». Без божественного слова не может быть ве-
ликого произведения искусства?
Ю.Л.: Это по Евангелию, да. Ну ученые же заявили, что в каждом из
нас есть божественная часть, даже нашли ее. Команда-то оттуда (по-
казывает наверх) идет, что вы можете, а что не можете. Это ученые
люди говорят, а мы, верующие, так и всегда это знали. Если нет свя-
зи со вселенной, ощущения ее, то ты какая-то странная поганка. По-
этому-то и грибы бывают хорошие, а бывают – поганки.
БАКУ: Вы поставили больше 20 опер по всему миру, от Ла Скала
до Ковент-гардена, от Парижа до Чикаго. Чем отличается драма-
тургия оперного театра?
Ю.Л.: Я смотрел «Князя Игоря» у Гергиева, там князю выводят жи-
вую лошадь. А он на нее залезть не может. Налетели бояре, подсадили
его, а мне так смешно. Опера – самое условное искусство, люди поют
все время – что может быть менее естественным? Там другое про-
странство – вот вещь, о которой я должен прежде всего думать. Пом-
 нить, что я ограничен площадкой, думать, как в нее вписать всех
действующих лиц. Например, в «Князе Игоре» участвует до
150 человек, там есть большие массовые сцены, и я должен сра-
зу решить, как их расположить, поэтому я привык работать с каж-
дой фигурой. Не только с солистами, а с любой фигурой, кото-
рая в этом пространстве действует. Основное в моей профессии –
это умение владеть пространством, как у архитектора, видеть, как
все в нем расположить. Если этого качества нет, то в режиссуру
лучше не лезть.
 
***
Наш разговор о театре сопровождается прогулкой по Пеннабилли
и воспоминаниями.
«Эти стены из камня, – рассказывает Лора Гуэрра Юрию Пет-
ровичу, держа его под руку, – относятся к первым поселениям
князей Малатеста, IX–XI век. Здесь был их дворец или, может
быть, зал. И вот Тонино придумал устроить тут храм мыслей».
В огороженном древними камнями зале на траве стоят ве-
личавые серые плиты разных форм.
«Эти фигуры выстроены в линию души, линию ума и линию
тела. Садитесь сюда, Юрий Петрович. Видите, как они все пе-
ремежаются между собой. Тонино говорил, что эти скульптуры
как медитация: «И ты сидишь здесь перед непрозрачными зер-
калами, перед немыми исповедальнями...»
«Замечательно вы все рассказали, коротко и ясно, – благода-
рит Любимов. – Тут ведь все геометрические фигуры».
Несколько минут он внимательно рассматривает «храм мыс-
лей». Потом говорит, как будто про себя: «Вон как там интересно
 в скале вырезан угол. И очень хорошо там стена заканчивается.
И красиво, в каком положении цветы наверху».
«Вот взгляд художника, – шепчет нам Лора,– все подмечает».
«Ух ты, какие корни!» – Юрий Петрович обращает внимание
на корни исполинского дуба, пытающиеся приподнять старин-
ную кладку.
Из-за стены свешиваются ветки со спелыми ягодами малины
и шелковицы, на дереве кричит сойка.
В следующем открытом «зале» снова приготовлен трон для
Юрия Петровича – с видом на каменные цветы, которые Тонино
Гуэрра делал для своих друзей и соратников по работе. Для Фе-
дерико Феллини, Джульетты Мазины, Андрея Тарковского, Сер-
гея Параджанова – каждый получил по каменному цветку, смот-
рящему в вечность.
«Вот молодец, – качает головой Юрий Петрович. – Какая не-
обыкновенная фантазия».
***
БАКУ: Как вам работается с оперными людьми? В вашем те-
атре актеры были как глина, по воле режиссера могли делать
все что угодно.
Ю.Л.: В Большом театре это распределено. У них есть балет, ми-
манс, хоры – и есть солисты. Солистов – голоса – надо покупать
заранее, их мало. Например, в мире не много певцов, которые
могут петь Вагнера, и их расписывают задолго. Но и певец мо-
жет играть, если это не мешает ему петь, поэтому режиссер дол-
жен прежде всего себя укротить, помнить о том, что главное лицо
тут музыка. Певцов нужно беречь, давать им такие мизансцены,
 которые не отягощают, не сбивают дыхание. Иногда и солисту при-
ходится преодолеть себя, но потом – там, где позволяет партитура, –
он сможет отдохнуть несколько секунд. В общем, я должен, ко-
нечно, разбираться хоть как-то в клавире и партитуре, хотя я к му-
зыке никакого отношения не имею – только любовь. Очень люб-
лю музыку, она действует на меня, на мою фантазию. Главное –
не мешать атмосфере, тому, как она ее создает.
БАКУ: А ведь есть еще оркестр...
Ю.Л.: Да, оркестр, и яма, которая разделяет сцену и зрителей, и
совершенно особое надо придумывать общение певца со зри-
тельным залом. Ему надо побеждать оркестровую яму, чтобы до-
браться до публики.
У меня в «Князе Игоре» был еще шедевр – пляски Голейзов-
ского. В балете это, с одной стороны, легче – там записываются
все движения, с другой стороны, очень трудно технически: нуж-
но быть виртуозами, чтобы танцевать как в записанном рисунке.
Мне повезло, я был знаком с Касьяном Голейзовским, ходил к нему
на репетиции и видел, как он работает, как владеет телом балет-
ных существ, какие придумывает движения.
Вообще, работа в Большом мне понравилась. Они ко мне очень
хорошо отнеслись. Я болел, они терпеливо ждали. Несколько ме-
сяцев. И я в благодарность за такое отношение старался им по-
могать как только мог, каждому певцу, и каждому хористу, и каж-
дому мимансу. А там, между прочим, было два состава и еще тре-
тий запасной. Приходилось работать с обоими составами и ино-
гда давать тому, кто в запасе, чтобы, если вдруг катастрофа, и он
мог спеть. Ведь назначили сразу восемь спектаклей после премь-
еры, а с голосом все может быть.
БАКУ: В первом составе князя Игоря у вас пел Эльчин Ази-
зов, бакинец.
Ю.Л.: Да, я очень доволен Эльчином, передайте ему большой по-
клон от меня. Он, во-первых, талантливый человек, и он хотел по-
нять, что я от него хочу и как проникнуть ему в эту музыку, ко-
торая, в общем, не изменена, но отличается от традиционной вер-
сии. Во-вторых, с ним легко работать, он деликатный человек. Вот,
кстати, еще один штрих смешной. Мы едем с Катей в машине, она
у меня за рулем. Я посмотрел, а Эльчин рядом едет на большом
автомобиле. Я вот так сижу, низко, а он высоко. И я ему говорю:
«О, как вы высоко взлетаете». А он открывает окошко свое, руку
к груди прикладывает: «Это семья, Юрий Петрович, требует».
БАКУ: Ваша редакция «Князя Игоря» наделала много шума.
Ю.Л.: Бородин писал эту оперу всю жизнь и так и не закончил,
так что материала там было на три оперы. Я доверял господам ком-
позиторам, Владимиру Мартынову и Павлу Карманову, которых
я пригласил, и они сделали, по-моему, прекрасную музыкальную
редакцию – сократили пять с половиной часов до 2.45. Грандиозную
работу проделали, и не только для нас, но для будущих поколе-
ний. Никто за Бородина не писал ни одной ноты, лучшие музы-
кальные куски выбрали из его же материала, ну немного только
в оркестровке прибавили – для ритма и мощности, чтобы пока-
зать одержимость взять реванш. Князя же разбили, он погубил
всех. И когда он вернулся, то сразу же стал собирать войска, что-
бы снова идти. Правнук Бородина, кстати, присутствовал на премь-
ере – он остался в большом восторге.
Некоторые критики сказали, что я выкинул какой-то кусок
у хана. Там было два хана, я сделал из них одного. Но когда они
сказали, что я лишил его какой-то замечательной арии, они ее про-
сто не услышали.
БАКУ: Юрий Петрович, да разве ж вас затрагивает критика?
 Ю.Л.: Она не может меня задеть. Во-первых, мне столько лет, я
вообще могу не работать, я же не нанимался, а меня туда напра-
вили, в Большой театр. Направил вождь страны, позаботился, что-
бы я не был безработным (смеется). Сначала в Художественный
театр, откуда я убежал в Вахтангова и поставил «Бесов». А потом
уже в Большом мне предложили эту оперу. Так что когда меня спра-
шивают, почему я взял именно «Князя Игоря», я отвечаю: види-
те ли, есть правила приличия...
БАКУ: А если бы вы сами выбирали, какую бы взяли?
Ю.Л.: Мне хотелось бы сделать «Кармен». Это уже такая «запетая»
опера, я видел ее несколько раз в разных частях мира и каждый
раз чувствовал, что суть, изюминку этих людей не передали. А по-
скольку я, в общем, бывал в Испании, мне показалось, что я мог
бы сделать лучше. Они же ходят по-другому, испанцы! Особен-
но это относится к дамам, как они стучат каблуками, даже когда
просто идут за продуктами. Они не так ходят, как все в мире, они
выстукивают каблучками, у них есть особая внутренняя жилка.
Отсюда и тореадор, и все остальное, и это мне было бы заманчиво
передать – особую повадку.
 
  ОСНОВНОЕ В МОЕЙ
ПРОФЕССИИ – ЭТО УМЕНИЕ
ВЛАДЕТЬ ПРОСТРАНСТВОМ,
КАК У АРХИТЕКТОРА,
ВИДЕТЬ, КАК ВСЕ
В НЕМ РАСПОЛОЖИТЬ

***
 
Юрий Петрович вспоминает, как несколько лет назад они с То-
нино сидели в доме за садом и придумывали спектакль «Мед» (он
потом шел на Таганке, и там же проходила выставка Тонино Гу-
эрра).
«Расскажу вам историю, – громогласно, по-актерски объ-
являет Юрий Петрович. – Тонино и кошки!»
Мы собираемся вокруг его кресла.
«Сидел я деликатно. Тонино на машинке чего-то стучал.
Кошка пришла из окна и начала смотреть, как он бьет по клави-
шам своей машинки.
«Оливетти!» – уточняет Лора.
«И когда он замолчал, кошка начала стучать лапой – тук-тук-
тук. Один раз. Другой. На третий раз он ее прогнал в окошко. Вот
это штрих к началу нашей работы, которая потом вылилась в
«Мед». Мы с Тонино так притерлись друг к другу, что нам не ну-
жен был переводчик, мы всех разогнали и сидели вдвоем целый
день и целый вечер. Я тогда другого художника себе в «Меде» не
представлял, Тонино сама жизнь привела. Это его поэма, его мир,
и сам он – такой разносторонний, вдруг снова возникший чело-
век Возрождения».
На подушке, что лежит на стуле, кисточкой Тонино нарисована
яркая бабочка, на ней же вышита надпись: «Дружба – это бабоч-
ка, присевшая на плечо». Еще несколько таких же бабочек на бе-
лом платье Лоры. «Вы были гениальным дуэтом!» – не скрывает
она восторга.
«Это ваша воля, я так высоко не летаю, – отвечает Любимов. –
Но стараюсь. Я старательный».
 
 БОРОДИН ПИСАЛ
ЭТУ ОПЕРУ ВСЮ ЖИЗНЬ
И ТАК И НЕ ЗАКОНЧИЛ,
ТАК ЧТО МАТЕРИАЛА
ТАМ БЫЛО НА ТРИ ОПЕРЫ
 


 
30 сентября 2013 года. Телеграмма от В.Урина PDF Печать E-mail

                      Глубокоуважаемый Юрий Петрович!

Примите сердечные поздравления с Днем Рождения! Большой Театр искренне признателен Вам за уникальный спектакль "Князь Игорь", над которым Вы работали в полноте творческих сил и с искренним вдохновением. Ваш великий режиссерский талант открыл новую страницу исторической летописи Большого Театра.

     Примите пожелания здоровья, счастья, многих сил и новых спектаклей.

С почтением, Генеральный директор Большого Театра России

                                   Владимир Урин 

      

 
25.11.12 Опера "Князь Игорь" в постановке Юрия Любимова PDF Печать E-mail

Премьера оперы "Князь Игорь" в постановке Юрия Любимова в Большом состоится 8 июня 2013 года

  

  

Премьера оперы "Князь Игорь" в постановке Юрия Любимова в Большом театре состоится 8 июня 2013 года. Об этом сегодня сообщил генеральный директор ГАБТа Анатолий Иксанов. 

"Накануне постановочная бригада ездила домой к Юрию Петровичу, чтобы обсудить новый репетиционный график, который я только что утвердил", - добавил Иксанов.

Первоначально премьера оперы Бородина "Князь Игорь" была назначена на 16 декабря. Подготовительная работа над спектаклем велась с октября прошлого года.

Первая репетиция под руководством Юрия Любимова должна была состояться 30 октября. Но Юрий Петрович по состоянию здоровья не смог на ней присутствовать. Он находился тогда в больнице, где его состояние ухудшилось, но вскоре, слава Богу, 95-летний режиссер пошел на поправку, сумев преодолеть тяжелый недуг.

ГАБТ, учитывая авторский характер предстоящего спектакля, решил перенести премьеру "Князя Игоря" на июнь 2013 года. 

 "Мне было очень приятно узнать, что премьера в Большом театре не отменена в связи с моей болезнью, а перенесена на лето, - сказал после выписки Юрий Петрович. - Мне передали, что артисты и другие участники постановочной группы согласны ждать моего возвращения и хотят работать именно со мной".

ИТАР-ТАСС 

 
КНЯЗЬ ИГОРЬ PDF Печать E-mail

in.ru/articles/knjazja_igorja_rezhissera_ljubimova_dajut_segodnja_v_bolshom-345292/

Главная/Программы/Здесь и сейчас

 

«Князя Игоря» в постановке Любимова дают сегодня в Большом

19:39 08 июня 2013 

О премьере оперы «Князь Игорь» в Большом Театре, в п остановке Юрия Любимова,  расскажет корреспондент ДОЖДЯ Антон Желнов.

Желнов: Премьера  сегодня, это уже седьмая постановка по счету, которая  пришлась именно на Большой театр, премьера оперы Александра Бородина, которая, как известно, состоялась в Мариинке в 1890 году, но с тех пор было много редакций оперы. Сегодня мы увидим редакцию в переложении Юрия Любимова. Это очень авторское произведение. Либретто сохранено, но с некоторыми изъятиями, за музыку отвечали композитор Павел Карманов и минималист Владимир Мартынов, при этом нельзя сказать, что это параллельная Бородину музыка, скорее, они отвечали за изъятие некоторых бородинских фрагментов, за подчищение, за придание постановке большей концептуальности, потому что сам режиссер Юрия Любимов, например, в интервью объяснял, что современному зрителю сегодня тяжело посмотреть 4 акта бородинской постановки, поэтому акта будет 2, и некоторые смысловые усиления есть, например, на фрагменте, когда происходит солнечное затмение и русские терпят поражение. Этот фрагмент Юрий Любимов усилил, осовременил. Сейчас рядом с нами художник-постановщик этой оперы Зиновий Марголин. Мы хотели бы у него спросить по поводу сценического решения. Много говорят об излишней актуальности постановки, наверняка, будет много критики. Как все будет выглядеть на сцене?

Марголин: Бессмысленно делать неактуальные спектакли. Это по умолчанию происходит. Невозможно сделать неактуальный спектакль. Мы же не можем сделать спектакль 20 или 19 века. Он соответствует тому, что мы придумали с режиссером. Ни о каком изъятии не идет речь. это действительно авторская редакция. Господин Карманов занимался просто купюрами. Там не дописано практически ни одной ноты, это все Бородин. Я думаю, декорации сделаны в стиле Юрия Любимова. Конечно, мне нужно было сделать так, чтобы ему было комфортно работать в этих декорациях. Юрий Любимов – создатель некоторого театрального стиля. Таких людей на белом свете единицы. Нужно было сделать так, чтобы это соответствовало его представлениям об этой опере. Поэтому мне было довольно тяжело, но мне кажется, мы с ним договорились. О том, как это выглядит, говорить глупо, потому что через полчаса все всё увидят, и уже кто-то видел. Она совершенно неактуализирована в смысле внешнего вида, она в стилизованных костюмах, стилизованных декорациях.

Желнов: Но это все равно минималистичное решение любимовское, которое мы знаем по театру на Таганке, либо оперный размах здесь присутствует?

Марголин: Любимов поставил 40 опер по всему миру, он несколько раз признавался лучшим оперным режиссером. У него есть определенный стиль, и навязывать ему в его положении некоторую другую стилистику… Это не похоже на классическую русскую традиционную оперу в Большом театре, но здесь были очень разные художники, очень разные интерпретации. Мне кажется, это имеет право быть в этом театре, потому что там есть некое решение и представление о том, что происходило. Любимову очень важно было донести всю историю. Он уже второй раз сюжетом «Слова о полку Игореве» занимается: он делал уже в Мариинском театре балет «Ярославна». Он сделал историю про то, как гибнет страна в междоусобье и как все виноваты, а не про хороших и плохих, про то, что все было сложнее гораздо. В этом его история.

Желнов: Главное, чтобы какая-нибудь комиссия думская не призвала, как в случае, как пересматривали Вторую мировую войну, чтобы тоже не сказали, что священный образ князя Игоря пересмотрен и выглядит не таким патриотичным.

Марголин: Он очень патриотичный и священный. Никакой думской комиссии Юрий Петрович не боится. Мне кажется, это даже в качестве анекдота невозможно обсуждать.

Генеральный прогон «Князя Игоря» уже был несколько недель назад. Наши коллеги снимали главную репетицию, поэтому скоро мы увидим, как это все выглядит в картинке, потому что сегодня, конечно, для журналистов ограничение – премьерный день.

 

http://9tv.co.il/news/2013/06/08/152246.html

08.06.2013 13:35 Обновлено: 08.06.2013 13:43

 

Юрий Любимов на сцене Большого театра

 

Сегодня (8 июня) на главной московской театральной сцене – в Большом театре – состоится грандиозная премьера оперы «Князь Игорь» в постановке легендарного основателя театра на Таганке Юрия Любимова.

Как всегда, андеграундный режиссёр представит публике свое, весьма своеобразное, видение оперы Александра Порфирьевича Бородина. Первый показ которой состоялся 23 октября 1890 года в Мариинском театре.

Изменилось время. Изменились люди. Изменилась трактовка тех или иных событий. И изменилось зрительское восприятие. Понимая это, Любимова сократил спектакль. Вместо четырех часов он теперь будет идти два. Пришлось убрать многие сцены, написанные автором оперы Александром Бородиным. Многие новаторские идеи режиссера вызывают у коллег массу вопросов. Вот какими впечатлениями от этой работы поделился с журналистами дирижёр с мировым именем Васи́лий Серафи́мович Сина́йский: «Музыка, которая ему была нужна, использована, а та, что не очень подходит под его своеобразную концепцию, изъята. Например, в спектакле будет ария Кончака, но – другая». Для осуществления своих задумок Любимову пришлось привлечь двух современных композиторов - Павла Карманова и Владимира Мартынова.

Ну, а что из всего этого вышло, зрители, которым посчастливилось достать билет на премьеру, увидят всего через несколько часов.

 

12:13Суббота, 08 июня 2013
Раздел: Новости

В Большом театре состоится премьера оперы "Князь Игорь" в постановке Юрия Любимова

"Половецкие пляски" на одном дыхании и с невероятной энергетикой. 8 июня на сцене Большого театра состоится громкая премьера. Опера "Князь Игорь" в постановке Юрия Любимова. Наполненные страстью арии, уникальная хореография и эмоции на грани срыва.

Проникновенная песня пленниц и, конечно же, фантастически красочные "Половецкие пляски". Для нового "Князя Игоря" Юрий Любимов решил возродить в деталях хореографический шедевр 1934 года. Но вот рассказал трагическую историю пленения русского князя половцами, как всегда, по-своему, по-любимовски - на грани нервного срыва.

"Что такое набеги, пожары, гибель людей? Там все время в монологе князя Игоря: "Вот здесь погибли все мои полки..." Эта трагическая нота идет через всю оперу", - рассказывает народный артист РФ, режиссер Юрий Любимов.

Еще на первой встрече с артистами Юрий Любимов пообещал, что и на этот раз не обойдется без его неизменного режиссерского фонарика. И на репетициях, подавая сигналы из темноты зала, он будет то ускорять действие, а то замедлять. Но за последний месяц с фонариком в руках Любимова никто не видел. Вот журналисты и гадают: то ли мастер так пошутил, то ли пригрозил, чтобы артисты не расслаблялись.

Правда, артисты все же проговорились: Любимов и безо всякого фонарика иногда ласковым, но чаще суровым голосом сумел выжать из них все человеческое, все самые живые и простые эмоции.

"Я добиваюсь, чтобы они вкладывались и были живые! Сказал он и шарфик закинул красиво", - иронизирует народный артист РФ, режиссер Юрий Любимов.

Всегда элегантный режиссер, которому, кстати, идет 96-й год, буквально требовал от костюмеров как можно больше обнаженного женского тела. В танцах ему была нужна первобытная эротика. А дочери хана Кончака велел петь с кожаной плеткой в руках, чтобы привычная любовная тоска стала огнем желания. По словам исполнительницы роли Кончаковны Светланы Шиловой, Юрий Петрович хотел, чтобы "зал захлестнула энергетика страсти и желания".

4 утомительных часа оперы Любимов сократил до динамичных 2,5. Теперь, как он считает, все происходит на одном дыхании. А князья, наконец, стряхнули бронзовую пыль.

Больше месяца изнурительных репетиций без выходных, по 6 часов в день. Репетиция накануне премьеры затянулась аж до полуночи. Ведь передышку себе Любимов наметил лишь после того, как увидит "Князя Игоря" на сцене Большого и услышит аплодисменты.

Алексей Зотов

http://www.1tv.ru/news/culture/234808

 

http://rus.ruvr.ru/2013_06_08/Knjaz-Igor-versija-Ljubimova-AUDIO-9019/

«Князь Игорь» - версия Любимова (АУДИО)

8 июня вечером в историческом здании московского Большого театра ожидается не просто аншлаг, а столпотворение. Оперная труппа показывает премьеру - «Князя Игоря» классика русской музыки Александра Бородина в постановке мэтра современной сцены 95-летнего режиссера Юрия Любимова

Премьера откладывалась на полгода в связи с серьезной болезнью, которую перенес Любимов, и это тоже подогревает ажиотаж. К тому же, когда начались репетиции, стало известно, что мастер буквально перекроил партитуру Бородина, сократив классическую 4-часовую оперу до двух с половиной часов. А главное – удалив самые знаменитые сольные эпизоды героев и арии! А в сюжете оперы, который относится к русской истории 12 века, к борьбе русских князей с набегами кочевников, - сделал акцент на способы достижения мира, сохранения земли русской. Режиссер проецирует эту идею на все исторические эпохи, на все народы и государства. Он говорит: "Мира жаждут все. Но, тем не менее, все время происходят конфликты, убийства, развивается терроризм. Есть высшее послание, как мы должны вести себя в мире, но мы, к сожалению, так себя не ведем". По поводу междуусобных конфликтов в "Князе Игоре"

 

Юрий Любимов добавляет:

"Снова в войну – не надо. Потому что они столько дрались между собой – князья, что насилу остались земли какие-то. Поэтому драться надо поменьше. К разуму больше обращаться".

Юрий Любимов, считают многие музыканты, имел полное право поступать с партитурой Бородина так, как считает необходимым. Ведь известно, что Александр Бородин, будучи известным ученым-химиком, всю жизнь "разрывался" между наукой и музыкой и писал "Князя Игоря" 18 лет. Но так и не успел окончательно сформировать партитуру. Завершил работу после смерти Бородина его друг – композитор Римский-Корсаков. Ну а Любимов предлагает свою версию, говорит музыкальный руководитель Большого театра Василий Синайский:

"Это очень осмысленная версия, я так бы сказал, в которой нужная музыка была им использована, а та, которая не очень подходит под его своеобразную концепцию, изъята. Я считаю, что опера сделана так, что скучать не придется. Здесь все идет с очень сильным напряжением, с большим драматическим развитием".

Постановочная команда, работавшая над премьерой, - а в нее, например, входил один из ведущих сценографов России Зиновий Марголин - постаралась понять и воплотить идею Любимова точно и лаконично. Зиновий Марголин рассказывает:

"Это не исторический спектакль вообще, ни в коей мере – ни в костюмах, ни в декорациях. При этом он не является каким-то ультрасовременным. Это спектакль в манере Юрия Любимова. Несмотря на свой возраст, Любимов не потерял ясности и четкости понимания того, что он делает".

Художник Мария Данилова так описала свою задачу в спектакле: "Пройти по грани между историческим костюмом и современным".

"Чтобы это не был лубочный русский костюм и не был исторический. И в то же время, чтобы это была не современная одежда. Достаточно сложно, но мне кажется, это удалось".

"Если раньше я к Бородину относился очень доброжелательно, то теперь отношусь с большой любовью", - сказал дирижер Василий Синайский накануне премьеры "Князя Игоря". Что скажут главные критики – слушатели после знакомства с версией Юрия Любимова, узнаем уже совсем скоро.

 
30.04.2013 Первая репетиция "Князя Игоря" Юрия Любимова в Большом театре прошла с аншлагом PDF Печать E-mail

МОСКВА, 30 апреля. /Корр.ИТАР-ТАСС Ольга Свистунова/. 

"Князя Игоря" ХХ1 века поставит в Большом театре легендарный режиссер Юрий Любимов. Премьера оперы Александра Бородина состоится 8 июня на исторической сцене ГАБТа. Однако уже сегодня первая репетиция будущего спектакля прошла с аншлагом.

Когда 95-летний мэтр появился в Большом репетиционном зале, там в буквальном смысле яблоку негде было упасть. "Князь Игорь" - густонаселенная опера, в ней принимают участие хор, оркестр, миманс, балет и, конечно, певцы-солисты. Все они и собрались на встрече с режиссером. В качестве короткого вступления Юрий Петрович с помощью видеопроекций представил сценографическое решение первой картины - минимум декораций, выполненных просто, ясно, без излишней роскоши и пафоса. Кто-то из зала даже прокомментировал: "Прямо как в Театре на Таганке".

"Да-да, именно так", - согласился Любимов, "фирменный" стиль которого умело воплотил известный художник Зиновий Марголин.

"И ваш неизменный фонарик Вы также будете использовать на репетициях?", - поинтересовались артисты Большого. И на это получили положительный ответ. После живой перепалки Любимов переключил аудиторию на деловой лад.

"Для меня в опере всегда была главная установка - не мешать музыке, хорошо подать композитора, - пояснил режиссер. - Знаете, в свое время меня называли "оперуполномоченным" Советского Союза. Я поставил более 30 оперных спектаклей на лучших сценах мира - в миланском "Ла Скала", лондонском "Ковент-Гардене", Парижской национальной опере, работал в театрах Германии, Италии, США. И вот впервые приглашен в Большой театр, что считаю честью для себя".

Первоначально премьера "Князя Игоря" была назначена на 19 декабря прошлого года. Но с режиссером случилась беда - он подхватил вирусный грипп, а потом и вовсе впал в кому. Дирекция Большого театра поступила благородно: спектакль не был отменен, его премьеру перенесли на июнь нынешнего года.

С сегодняшнего дня Юрий Любимов приступил к работе в ГАБТе. Репетиции будут проходить ежедневно продолжительностью по шесть часов с трехчасовым перерывом. Исполнителями главных партий выступят Владимир Маторин, Паата Бурчуладзе, Вероника Джиоева, Елена Заремба и другие известные певцы. Дирижировать спектаклем будет Василий Синайский - музыкальный руководитель ГАБТа. С этим маэстро Юрия Любимова связывают долгие годы сотрудничества: прежде они неоднократно работали над совместными постановками на Западе. Музыкальную редакцию оперы осуществил Павел Карманов. Этим процессом руководил композитор Владимир Мартынов - постоянный соавтор Юрия Любимова.

"Это должно быть очень интересно, - поделилась своим мнением с ИТАР-ТАСС управляющая творческими коллективами оперы ГАБТ, народная артистка СССР Маквала Касрашвили. - Думаю, наш "Князь Игорь" станет новым словом в истории знаменитой оперы".

 
8.05.2013 Репетиции в Большом Театре PDF Печать E-mail

В Большом театре полным ходом идут репетиции оперы "Князь Игорь", премьера  которой запланирована на 8 июня 2013 года. 

Репетиции проходят в творческой и оживлённой атмосфере. Артисты, терпеливо ожидавшие возвращения Юрия Любимова после болезни, внимательно следуют всем его указаниям. Опера, благодаря редакции Владимира Мартынова, стала более компактной, а музыка - выразительной и эмоциональной. Сегодня к репетициям приступил Владимир Маторин. Он один из тех, кто с первого момента стремился к работе с Юрием Петровичем. В честь Дня Победы он преподнёс мастеру огромный букет алых роз. Другие артисты и работники театра также одарили Юрия Петровича цветами и осыпали словами благодарности. Старому воину, прошедшему две войны, было очень приятно получить знаки внимания и признательности от огромного коллектива Большого театра накануне великого праздника Дня Победы.

 

 

Дирижер-постановщик — Василий Синайский
Режиссер-постановщик — Юрий Любимов
Художник-постановщик — Зиновий Марголин 
Художник по костюмам — Мария Данилова
Художник по свету — Дамир Исмагилов
Главный хормейстер — Валерий Борисов
Хореография Касьяна Голейзовского
Возобновление хореографии — Юрий Григорович

Новая музыкальная редакция Павла Карманова 
Консультант по созданию новой музыкальной редакции — Владимир Мартынов

 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 31 - 40 из 151