Блог из всех разделов без изображений
20.02.2016 Исполняется 70 лет Владимиру Мартынову PDF Печать E-mail
Исполняется 70 лет Владимиру Мартынову
Фото Евгения Смолянская, Российская газета

20 февраля исполняется 70 лет композитору, музыковеду и философу Владимиру Мартынову. 21 февраля в Санкт-Петербурге в Музее и галерее современного искусства «Эрарта» в этот день состоится авторский фортепианный концерт Gradus ad Parnassum и творческая встреча с Владимиром Мартыновым. В первом отделении концерта юбиляр сыграет свои фортепианные произведения, во втором — ответит на вопросы публики.

18 февраля начался фестиваль «Между звуком, текстом и образом», организованный Государственным центром современного искусства (ГЦСИ) и Мемориальным музеем А.Н. Скрябина. Главные герои фестиваля — Владимир Мартынов, Татьяна Гринденко, Паоло Ричи и Владимир Тарасов. Фестиваль начался с выставки «Владимир Мартынов» и концерта юбиляра. Выставка продлится до 28 февраля.

 

Владимир Иванович Мартынов род. 20 февраля 1946 года в Москве, в семье известного музыковеда И.И. Мартынова (1908–2005). Окончил Московскую консерваторию (1970, класс композиции Н. Сидельникова) и фортепиано (1971).

С 1973 начал работать в Московской экспериментальной студии электронной музыки. В 1977 организовал рок-группу.

Изучал различные духовные и религиозные традиции Запада и Востока. Ездил в фольклорные экспедиции по России, Северному Кавказу, на Памир, в горные районы Таджикистана.

Самостоятельно занимался изучением музыки Средневековья и Возрождения. Играл в Ансамбле старинной музыки на блокфлейте (рекордере). Параллельно выступал в Московском ансамбле солистов, исполнявшем музыку Дж. Кейджа, К. Штокхаузена, Д. Лигети, Т. Райли, В. Сильвестрова, А. Пярта, в том числе на электромузыкальных инструментах.

В 1978 году Владимир Мартынов посвящает себя православному религиозному служению. Преподает в духовной академии Троице-Сергиевой Лавры. Занимается расшифровкой и реставрацией памятников древнерусского богослужебного пения, изучением древних певческих рукописей в ряде монастырей. Создает музыку для богослужения по древним канонам.

Владимир Мартынов — автор многочисленных произведений для оркестровых инструментов, камерных ансамблей и необычных составов. Им написаны балет «Комде и Медан» (1974), оперы «Серафические видения Франциска Ассизского» (1978) и «Новая жизнь» (2003), ряд симфонических и хоровых произведений. Среди его важнейших крупных работ — «Страстные песни» для сопрано и камерного оркестра (1977), «Temenos: requiem Stabat Mater» (1994), «Гимны» для солиста и рок-группы (1978), «Реквием» (1998), «Танцы на берегу» для фортепиано и видео (2004, перформанс), «Сингапур. О чужих краях и людях. Геополитическая утопия», симфония для оркестра и смешанного хора (2005).

Владимир Мартынов – автор музыки более чем к 50 телевизионным и кинофильмам, театральным постановкам. Написал музыку к фильмам «Юность Петра», «В начале славных дел», «Михайло Ломоносов», «Холодное лето 53-го», «Николай Вавилов», «Темные аллеи», «Остров», «Завещание Ленина» и др. 

 Пишет книги и статьи, выступает на научных конференциях. С 2003 занимается мультимедийными проектами и инсталляциями, совместными арт-проектами с Д. Приговым, Л. Рубинштейном, Л. Федоровым…

 С 1997 года Владимир Мартынов автор музыки к спектаклям Юрия Любимова: "Братья Карамазовы" (1997), "Шарашка" (1998), "Марат и Маркиз де Сад" (1998), "Хроники" (2000), "Евгений Онегин" (2000), "Театральный роман"(2001), "Апокалипсис"(2001), "Фауст" (2002), "До и после" (2003), "Идите и остановите прогресс (Обэриуты)" (2004), "Суффле" (2005), "Антигона" (2006), "Горе от ума" (2007), "Замок" (2008), "Сказки" (2009), "Мед" (2010), "Маска и душа" (2011), "Бесы" (2012).  

 

В 2013 году совместно с Павлом Кармановым подготовил новую музыкальную редакцию оперы Александра Бородина «Князь Игорь» для постановки Ю. Любимова в Большом театре.

В 2011 году одно из сочинений В. Мартынова — «Распорядок дня» для ансамбля ударных инструментов — звучало на фестивале «Кружева» в Вологде (художественный руководитель фестиваля главный редактор газеты «Музыкальное обозрение» Андрей Устинов).
Владимир Мартынов — лауреат Государственной премии России (2002, вместе с Татьяной Гринденко).

 
24.11.2015 Каталин Любимова: Моя встреча с Любимовым была судьбоносной PDF Печать E-mail
24 ноября 2015, 13:32

Каталин Любимова широко известна в театральных кругах, как жена и сподвижник великого режиссера Юрия Любимова. Когда они работали в Театре на Таганке, некоторым не нравилась эта гордая и властная иностранка. "Слишком много на себя берет", – говорили о ней артисты, и тем не менее благодаря ей – дисциплина в театре была железная, сохранялся порядок и в здании было приятно находиться. С уходом из жизни Юрия Петровича многие думали, что "железная леди" вернется к себе на родину, в Венгрию, но Каталин не сделала этого, она продолжает заниматься делами своего мужа и держит данное ему слово до конца.

 – Скажите, пожалуйста, жить рядом с талантливым художником, это значит забыть о себе?

– Да, безусловно. Полностью и целиком, и в совместной жизни, и в творчестве.

– Вы это поняли с самого начала, когда встретились с Юрием Петровичем?

– Первая встреча оказалась судьбоносной для меня, так как я изначально поняла: со мной произошло нечто очень важное. И случилось это в 1976 году в Будапеште. В первую очередь меня потряс сам образ Любимова. Я видела, как он общается с людьми, как разговаривает, как ведет репетиции. А потом, когда посмотрела спектакли: "Гамлет" с Высоцким, "А зори здесь тихие" и "Десять дней, которые потрясли мир", то испытала полный восторг. В Венгрии эти постановки тоже произвели фурор.

– Изначально вы пришли к нему как корреспондент взять интервью. И каким образом состоялась ваша первая встреча?

– Я работала сотрудником в Обществе Венгерско-Советской дружбы. Отвечала за прохождение гастролей Театра на Таганке, за прессу, а также была личным переводчиком у Юрия Петровича. До этого я училась на филологическом факультете МГУ, на отделении русского языка, и там у меня были замечательные профессора и преподаватели, которым я буду до конца своей жизни благодарна. К тому же в нашей семье русская литература присутствовала всегда. Мне было 12 лет, когда отец сказал: "Пора тебе уже читать Достоевского". При этом я неплохо знала европейскую литературу, и у меня были любимые писатели, но основой основ оставалась русская литература.

– Ваше сближение происходило постепенно или это было похоже на "солнечный удар"?

– Взаимная симпатия возникла сразу, но поскольку мы были взрослые люди, мне – 29 лет, Юрию Петровичу – 59 лет. Никто из нас излишне не выражал свои эмоции. Мы держались довольно строго, но чувства внутри бурлили. Я была воспитана в семье с твердыми моральными устоями, где отлично знали, что хорошо, а что плохо. Тем не менее я видела, какой губительный для своего здоровья образ жизни ведет Юрий Петрович, и стала просить его бросить курить.

– Но как вы решились переехать из Венгрии в Россию навсегда?

– Гастроли закончились, и Юрий Петрович уехал с театром, а через несколько дней зазвонил телефон, это был он… После этого мы стали часто разговаривать по междугородке. И чем больше говорили, тем больше понимали, что дальше нам будет очень трудно жить друг без друга. В 1977 году я в качестве корреспондента от журнала "Фильм, театр, музыка" была командирована в Москву. Тогда мы окончательно убедились, что должны быть вместе. И в 1978 году мы оформили свои отношения, а в 1979 году у нас родился сын, названный в честь отца Юрия Петром.

– Скажите, когда Юрий Петрович вынужден был эмигрировать за границу, это для него и для вас был тяжелый период в жизни?

– Мы к эмиграции не готовились, и это был неожиданный и очень трудный момент в нашей жизни. Ну, представьте себе: семейный человек с маленьким ребенком (в тот момент сыну было 4 года) должен начинать новую жизнь в чужой стране… Травма была нанесена колоссальная. Тем более когда не ты выбираешь, а за тебя это делают другие. Но Юрий Петрович не предполагал, что одно только его имя на Западе сыграет само за себя. Поэтому он не искал работу, а работа искала его, и был востребован.

– Ведь именно в тот период он начал ставить оперные спектакли?

– Нет, это случилось раньше. Когда театр "Ла Скала" во главе с Клаудио Аббадо были на гастролях в Москве, они посмотрели спектакли Любимова. Им настолько понравилось, что когда решили ставить Луиджи Ноно "Под жарким солнцем любви", то предложили это сделать Юрию Петровичу, и он согласился. Именно с этой оперы и началось его сотрудничество с "Ла Скала", где он поставил "Бориса Годунова", "Хованщину", "Страсти по Матфею".

– В материальном плане вам жилось трудновато или нормально?

– Скорее – хорошо. Благодаря своей высокой репутации Юрий Петрович получал неплохие гонорары.

– И все-таки почему он откликнулся на предложение Михаила Горбачева вернуться в Россию?

– Потому что он был глубоко русским человеком и таким оставался до конца своих дней. Подумайте сами: ведь все его предки родились и жили в России, к тому же он создал свой театр, который за время его вынужденной эмиграции стал терять свое прежнее творческое лицо, и когда появилась возможность исправить ситуацию, то он считал себя обязанным вернуться. Именно тогда я сказала ему: "Это Вы решайте сами, пожалуйста". И добавила: "Если Вы решите вернуться в Россию, то буду рядом с Вами".

– Когда вернулись в Москву, то театр застали в плачевном состоянии?

– В ужасающем. От прежнего театра мало что сохранилось.

– И Любимов решил собирать заново оставшиеся осколки?

– Просто он понял, что из создавшегося тупика может вывести только репертуар, а также надо возобновлять те спектакли, которые ранее были запрещены. Это "Борис Годунов", "Живой", "Высоцкий".

– Я представляю, как он переживал, когда произошел раскол коллектива. Ведь, по сути, это был удар в спину?

– Безусловно, но я бы не хотела этого касаться, потому что существует масса различных высказываний по этому поводу, заснятых на пленку, и пусть теперь историки в этом разбираются.

– Мне приходилось не раз делать интервью с Юрием Петровичем. В одном из последних он сказал, что набранная им команда молодых артистов – люди другого поколения, не так образованные, как хотелось бы… Скажите, ему трудно было с этим смириться?

– У нас с вами много вопросов к подрастающей смене актеров, которые в основном живут другими интересами, нежели наше поколение, сосредоточенное на духовности, но Любимов считал – театральная кровь должна обновляться. Поэтому постоянно смотрел большой поток выпускников театральных вызов. И чем дальше – тем больше удивлялся их неподготовленности к профессии. В смысле культуры речи и пластики тела. А потом с годами, когда они уже вошли в коллектив, возникла другая проблема – нежелание развиваться дальше. Например, Юрий Петрович пригласил в театр японского режиссера Тадаши Судзуки, чтобы он проводил мастер-классы. Но, представьте, многие отказались, сказав, что летом они отдыхают! И в этом случае многое объясняется, когда молодой человек не хочет развиваться…

– Одним словом, возникла трагическая ситуация, когда король остается без верной свиты. Тем не менее вы во многом помогали Юрию Петровичу, в частности, как администратор в налаживании дисциплины, но актерам это не нравилось, и они обвиняли вас в запредельной строгости, жестком поведении.

– Более 13 лет я не была оформлена в штате театра и работала волонтером на нескольких поприщах. Тут очень пригодилось мое знание нескольких языков, опыт работы западных театров. Когда мы приехали в 1997 году – в театре была лишь одна машинка, на которой секретарша печатала разные приказы. Я поняла, что так дальше не пойдет. К тому же само здание требовало ремонта, но никто этим не занимался. Было очень грязно, что особенно я не люблю. В 1997 году исполнялось 80 лет Юрию Петровичу и были приглашены уважаемые гости. Мне же было стыдно показывать театр в таком неприглядном виде. До 30 сентября оставалось две недели, чтобы как-то привести в порядок помещения, хотя бы их вычистить. Я привыкла обращаться с людьми корректно и вежливо, но когда вы просите человека и раз, и два, и три покрасить стену, а он этого не делает, то терпение заканчивается. Я не хотела ни конфликтовать, ни напоминать людям о зарплате, так как не все меряется деньгами… (Возьмите тех же ученых, которые получают мало, но при этом делают большие открытия.) И тут я поняла: если не буду контролировать нерадивых работников, то произойдет великое позорище в день рождения Юрия Петровича. Отсюда и возникло понятие "железной руки", но эта же самая рука и красила стены, и мыла туалеты. Я это рассказываю не потому, чтобы меня считали доброй и хорошей. Нет! У меня была одна цель – помочь моему мужу и не допустить потери престижа России. Я – иностранка, но никогда не хотела, чтобы Россию воспринимали в черном свете, потому что и сама страна, и ее культура заслуживают уважения.

– Для меня – большое открытие, что вы работали волонтером.

– Только в последние три года пребывания Любимова на Таганке меня оформили в штат, потому что в связи с новым законом о пребывании иностранцев в России появились проблемы с визой. А так бы я и оставалась волонтером.

– Вы уж извините, но я не могу не коснуться той ужасной ситуации, когда артисты на гастролях в Праге обвинили Любимова в том, что он специально не платит причитающихся им денег. Ну а после возвращения в Москву Юрий Петрович не смог простить таких наговоров и навсегда покинул театр.

– Я скажу так, как мне кажется, – конфликт назревал давно. Были люди, которые хотели занять его место. Они не предполагали, что и в 93 года, и в 95 лет он будет работать и ставить спектакли. И когда я получила анонимку: "Сколько еще хочет жить Любимов?" – стало понятно, чего можно ожидать от них… По-моему, ситуация с деньгами была задумана заранее, потому что во всем мире то и дело возникали громкие дела, связанные с незаконным присвоением денег, и противники Любимова воспользовались этим.

– Это стало последней каплей для Юрия Петровича?

– Ведь когда за границей во время открытой репетиции в Пражском национальном театре, где присутствовали профессора, студенты, журналисты, артисты заявляют, что они не будут ни репетировать, ни играть, пока им не выдадут денег, то это не просто бунт, это нравственное преступление.

– А в пражской прессе это было освещено?

– По-моему, только в русскоязычной прессе.

– Итак, в отношениях Любимова с коллективом была поставлена жирная точка?

– Ну, посудите сами, когда исчерпаны все человеческие и творческие отношения, разве возможно какое-то продолжение?.. Это была колоссальная душевная травма для Юрия Петровича.

– Но судьба наказывает "торгующих в храме", брошенный в сторону Любимова камень бумерангом возвращается к ним, и теперь театр рушится, как карточный домик. Только после ухода Юрия Любимова люди начинают осознавать, кого они потеряли… Почему вы не уезжаете к себе на родину?

– Я обещала Юрию Петровичу, что все сделаю для того, чтобы сохранить его творческое наследие ради подрастающего поколения деятелей сцены. Ведь никто не будет отрицать, что за последнее время как-то незаметно стал пропадать серьезный интерес к ремеслу, поэтому Юрий Петрович очень хотел, чтобы его фонд, существующий с 1998 года, имел свою премию, которая выдается людям любой профессии за преданность избранному делу. И, слава богу, что это произошло, благодаря банку ВТБ24 и Театру имени Вахтангова, где он поставил свой последний спектакль. Сейчас я работаю для фонда, и первая премия была вручена в этом году, в день рождения Юрия Петровича, 30 сентября на сцене Вахтанговского театра, его альма-матер. Я очень рада, что мы сумели воплотить его идею в жизнь. Надеюсь, что вручение премии будет ежегодным. 

 
Каталин Любимова «Он делал свое дело вопреки всему» PDF Печать E-mail

 
Фото: Анатолий Морковкин

 журнал ТЕАТРАЛ, 12.11.2015
 http://www.teatral-online.ru/news/14514/
Жанна Тевлина
 
Недавно в Театре Вахтангова состоялось вручение премии, учрежденной в честь режиссера Юрия Петровича Любимова. Инициатива принадлежит его супруге, которая 38 лет подряд была рядом со своим выдающимся супругом, а теперь возглавляет Фонд его памяти. «Театрал» попросил Каталин ЛЮБИМОВУ рассказать о ее нынешней жизни.
– Каталин, мне бы не хотелось говорить о Юрии Петровиче в прошедшем времени, поскольку он настолько ощутимый след оставил на Земле, что, уверена, всегда будет с нами. Скажите, пожалуйста, как вы сейчас живете, как изменилась ваша жизнь?
– Да, моя жизнь изменилась кардинально. Все что обещала своему мужу, сегодня я стараюсь воплотить в жизнь. Я занимаюсь тем, о чем он просил. Это, прежде всего, сохранение его рабочего кабинета на Таганке с уникальными надписями и автографами на стенах. Там ведь побывали интереснейшие люди со всего мира. Кроме того, необходимо систематизировать и привести в порядок так называемый архив, который мы с Юрием Петровичем, вернувшись из вынужденной эмиграции, собирали. Это то, что касается его деятельности как художественного руководителя.

С1997 года Юрий Петрович отказался от всех своих контрактов за границей, потому что Театр на Таганке был в очень плачевном состоянии, и надо было начинать все заново и строить репертуар. Поэтому много было вложено сил, энергии, нервов и всего остального.  И, слава богу, удалось создать уникальный репертуар. Это был очень плодотворный, но тяжелый период, поскольку рядом было мало таких людей, которые могли целиком и полностью ему помогать.
 
– А как же так получилось: великий режиссер и нет сподвижников?
– Потому что очень много людей не владеют своей профессией. Об этом сегодня часто говорят, в том числе и в «Театрале», что хорошего завхоза трудно найти, хорошего специалиста по звуку и т.д. Мир стал другим, появился интернет, я думаю, это отвлекает людей от дела. С другой стороны, это замечательно, что мир открыт, но возникает вопрос об уровне тех людей, которые заняты развлекательной индустрией.

– В своих интервью Юрий Петрович не раз говорил о том, что наши актеры то ли не умеют, то ли не хотят работать в полную силу. Ему было с чем сравнивать, ведь к тому моменту он много работал на Западе. Как вы считаете, может быть, русским артистам не хватает многогранного опыта?
– Я предполагаю, что дело не в опыте. И не в «русском характере». Всегда рядом с Юрием Петровичем, рядом со мной были отдельные люди, которые отличались редкой преданностью и старались очень честно и хорошо работать. Тут вопрос в другом – в этике и воспитании.

Но я не хочу это обсуждать, потому что… Зачем ворошить прошлое? Достаточно сказать, что он сам задавал тон и как бы тяжело ни болел, первым приходил на репетиции. Об этом недавно вспоминал Римас Туминас: Юрий заражал всех своей неукротимой энергией. Другое дело, что многие не выдерживали такого накала. И вот здесь уже проявлялось то, что очень мало людей, которые имеют такой же, как у Юрия, колоссальный внутренний потенциал. Он делал свое дело вопреки всему. Он сказал, что если я вернулся, то должен поднять этот театр, поскольку за эти годы они опустились очень низко. И ему, конечно, было очень больно наблюдать поведение некоторых людей, хотя он старался не подавать виду. Когда Познер в интервью спросил: «Чего вы не можете простить людям?» – Юрий Петрович ответил: «Предательства».

– Доводилось слышать, что после возвращения на Таганку из эмиграции всем в театре заправляли вы. И это, якобы, послужило причиной многих конфликтов…
– Вы знаете, это удобная позиция людей, которые действовали, как действовали, и в результате чего получилась та ситуация, которую мы имеем сегодня.

Юрий Петрович всегда был очень самостоятельным и независимым человеком. Когда в 1997 году встал вопрос о том, чтобы вернуться из эмиграции, он спросил меня: «Как ты? Меня попросили вернуться и мой долг им помочь». И тогда я сказала: «Это вы решите, пожалуйста, сами». Я только добавила: «Если вы решите вернуться, я буду рядом с вами». И когда мы приехали (это как раз совпало с днем рождения Юрия Петровича), театр выглядел плачевно. Есть документы, подтверждающие это.

Так что я ничего не придумываю. И поскольку где-то в течении 12-13 лет я не была оформлена официально работником театра, я тем не менее выполняла несколько функций. Почему? У меня есть некоторые навыки, как вести дела. И я помогала поднимать театр из этого несчастного положения. При этом я и красила стены, и убирала туалеты. Люди очень неохотно откликались на призывы о помощи.

– Как, в таком случае, относиться к слухам о том, что вы, дескать, указывали людям Таганки на то, что им делать?
– Это опять-таки удобная позиция. Мне кажется, что любая приличная жена помогала  бы своему мужу, если бы видела, что он один в этой борьбе.

Вы, наверное, не знаете, что история Таганки началась с шантажа. Вот я вам сообщаю. В 1964 году, когда актеры были еще студентами, они должны были выступать с «Добрым человеком из Сезуана». Еще не было театра, и они играли спектакль в Доме ученых. И перед началом эти студенты, я не буду называть их имен, так как они ныне здравствуют, заявили: «Юрий Петрович, либо вы нас всех берете в театр, либо мы не выйдем на сцену».

А был приглашен полный зал уважаемых ученых. Он объяснил, что это не его частный театр и что сколько человек будет разрешено взять, столько он и возьмет. Разумеется, Юрий Петрович попросил соответствующие инстанции о том, чтобы ему разрешили взять как можно больше студентов, но в этом вопросе он не мог диктовать и командовать. Он ответил ребятам: «Я даю вам 10 минут подумать. Если вы отказываетесь, я не подпишу вам диплом». Через 10 минут они появились на сцене. Он объяснил им, что есть законы, что можно, а что нельзя.
Возвращаясь к вашему предыдущему вопросу, хочу сказать, что я не указывала, а по сто раз просила, и в итоге многое делала сама.

– Тут, наверное, еще такой момент: если бы вы не были его женой, то никаких разговоров не было бы…
– Вот именно. Потому что я с самого начала была принята очень нехорошо, поскольку я иностранка. Хотя я уже давно себя чувствую совсем не иностранкой. Например, в Венгрии, я уж точно не чувствую себя как дома. Вся моя жизнь связана с русской культурой. 38 лет я прожила с человеком, который был до мозга костей русским. И я стала чувствовать себя русской.

– Но все-таки удалось создать новый репертуар…
– Он дал поработать на сцене Таганки известным зарубежным режиссерам, чтобы наши артисты почувствовали, как работают другие профессионалы и, конечно, хотел это продолжать. Но вы знаете, этого не хотели они. Даже этого не хотели!

– Ну а что-то хорошее было на Таганке после возвращения?
– Я вам скажу, что было хорошее. Публика, которая принимала спектакли. Когда публика встает и стоя аплодирует, вот это и есть награда Юрию Петровичу. И естественно мне тоже, потому что я очень старалась ему помогать. А так, мало ли кто что говорит.

– Скажите, а когда он перешел к Туминасу, он почувствовал себя свободно?– Да. Он сам сказал, что «Бесы» он не смог бы сделать на Таганке, потому что у него таких актеров уже нет.

– То есть актеры у Туминаса другие? Они по-другому работают?
– У них другой потенциал. Профессионально они намного выше.

– Это за счет того, что Туминас по-особому подбирает актеров?
– Да, он подобрал таких талантливых людей, и потом он сам ставит лучшие спектакли на мировой сцене. Но даже если ты гениальный режиссер, а твои актеры не слушаются и играют в компьютерные игры во время репетиции, что из этого может выйти?

– Сам Туминас никак не ограничивал Юрия Петровича, не вмешивался в его творчество?
– А почему он должен был вмешиваться? Это вообще не принято.
Кроме того, Римас Туминас имеет воспитание, высокую культуру, огромный талант. То есть он никогда не позволил бы себе вмешиваться. Тут еще такой момент: Юрий Петрович начинал актерскую карьеру в 17 лет в Вахтанговском театре, и он вернулся в свою альма-матер. И нашел здесь те удивительные человеческие отношения, которые и он, и я ценили всю жизнь. Меня, кстати, эти отношения по нынешний день греют. Если после работы остается время, обязательно иду к вахтанговцам.
 
– Расскажите, пожалуйста, о вашей работе в фонде Юрия Петровича?
– Да, я работаю для фонда моего мужа. Фонд существует уже 18 лет. Юрий Петрович сам создал этот фонд и фонд старается сохранить его творческое наследие. Он хотел утвердить премию за высокий профессионализм, за преданность своему делу, за гражданскую позицию. Первые премии мы вручили в этом году – в день рождения Юрия Петровича. И я очень рада, что благодаря фонду эта идея осуществилась. И надеюсь, вручение будет ежегодным.

Следующее крупное мероприятие: столетие Юрия Петровича, которое будет отмечаться в 2017 году. Но прежде мы должны решить все вопросы с музеем и с архивом.

 Каталин, но все-таки помимо фонда, чем вы живете? Что вам помогает? 
– Вы знаете, в работе мне очень помогает музыка. А чтобы поддерживать физическую форму, я занимаюсь йогой. Кроме того, меня воодушевляет, что рядом есть люди, которые готовы помогать, которые развивают идеи Юрия Петровича. Это тоже великое счастье.

– Как вы считаете, к концу жизни Юрий Петрович был удовлетворен сделанным или оставалась какая-то обида?
– Дело в том, что человеком он был неглупым, хотя есть такие журналисты, которые нелицеприятно высказывались о его интеллекте. Он сказал, что научился от своего деда простому человеческому закону: делай свое дело, а там будь что будет. И он делал свое дело честно. И, наверное, это чувствовал тот зритель, который десятилетиями ходил на его спектакли. Вот это и есть самая большая награда. И все обиды сняты, стерты. Любимов не был злопамятным человеком, он был очень добрым. И я говорила ему: «Юрий, вы глуподобрый человек, потому что нельзя постоянно прощать все и всем». Но он был таким человеком. То дело, которое от него зависело, он сделал, и я уверена, что у него не осталось никакой внутренней неудовлетворенности.
 
– Можно сказать, что он был все-таки счастливым человеком?
– Вы знаете, он по натуре был общительным, веселым, добрым, всегда всем помогал. То что рядом семья, люди, которые преданы ему, давало ему много сил и радости. Поэтому, наверное, он был счастливым человеком. С первого момента я была предана ему, и это иначе быть не могло. Так что для меня вселенная – мой муж. И это по-прежнему наполняет мою жизнь. Я надеюсь, что многие понимают, каким человеком он был и что удастся достойно отметить 100-летие Юрия Петровича в 2017 году. 
 
ПРЕМИЯ ИМЕНИ ЛЮБИМОВА PDF Печать E-mail

 

     

Юрий Петрович Люби­мов — легендарный режиссер ХХ-ХХI веков, вписавший яркую страницу в историю мирового и российского теа­тра.

Год назад его не стало. Но его театральные идеи и новации, память о нем живы. 

Подтверждением тому стало учреждение и вручение премии его имени.

Премию учредила некоммерче­ская организация «Благотворитель­ный фонд развития театрального искусства Юрия Любимова» в пред­дверии 100-летия со дня рождения режиссера. Размер премии — 100 тыс. рублей. Лауреатам также вруча­ется портрет Юрия Любимова автор­ства Рустама Хамдамова.

Выдвижением кандидатов зани­мается комиссия, состоящая из чле­нов попечительского совета фонда, куда входят Наталья Солженицына, Борис Мессерер, Александр Авдеев, Евгений Сидоров, Михаил Задорнов.

По словам Каталин Любимовой, премию замыслил сам Юрий Петро­вич, но не успел реализовать желае­мое при жизни. Она подчеркнула, что Премия присуждается тем людям, которые ответственно и качественно выполняют свою работу. Номиниро­ван может быть как простой рабочий, так и академик — разницы нет. Пре­мия общественная, не театральная. «Юрий Петрович в течение всей жиз­ни ценил профессионализм, — отме­тила Каталин Любимова. — Он не мог примириться, когда человек не отда­вался своему делу. Так что эта премия родилась, чтобы поблагодарить про­фессионалов». Она подчеркнула, что нынешних трех номинантов выдви­нули еще при жизни Юрия Петрови­ча. «Я надеюсь, что и в последующие годы будут награждены трое лауреа­тов. Но это уже зависит от финанси­рования», — добавила Каталин Люби­мова.

Премия будет вручаться ежегод­но с формулировкой — за професси­онализм, за верность и успехи в про­фессии, за четкое выражение своей гражданской позиции.

 

 

Первые лауреаты:

 1. Арбатов Алексей Георгиевич

российский ученый, доктор истори­ческих наук, действительный член российской Академии наук. Являет­ся одним из ведущих специалистов России в области международных отношений, внешней и военной политики, международной безопас­ности, контроля над вооружениями и разоружения.

2.  Баранов Леонид Михайлович — 

скульптор, член-корреспондент Рос сийской Академии художеств, Заслуженный художник РФ, Член Союза художников России. В своих работах скульптор увековечивал великих русских государственных деятелей, деятелей науки, культуры, произведения Баранова находятся в крупнейших мировых собраниях: в Государственной Третьяковской галерее и Государственном музее А.С. Пушкина (Москва), Государственном Русском музее и Государственном музее истории Санкт-Петербурга (Санкт-Петербург), в Московском музее современного искусства, во многих музеях России и зарубежных коллекциях. В 2000-е годы произведения скульптора устанавливались на сцене Московского театра на Таганке, включались в сценическое действие постановок Ю.П. Любимова «Евге­ний Онегин» (скульптурные маски А.С. Пушкина) и «Театральный роман» (скульптура «Золотой конь»), цикл работ, посвященных А.С. Пуш­кину, постоянно экспонировались в фойе театра.

3. Мартынов Владимир Иванович

российский композитор, музыковед и философ. Лауреат Государствен­ной премии России. В. Мартынов — один из основателей Центра разви­тия и поддержки новой музыки, ведёт авторский курс музыкальной антропологии на философском факультете МГУ. Пишет книги о музыке. Владимир Мартынов — автор музыки более чем к 50 телевизион­ным и кинофильмам. Пишет также музыку к театральным постановкам. С 1997 года Ю.П. Любимов пригла­сил его к сотрудничеству и до конца своей жизни работал с ним (вместе сделано около 15 работ).

 

 

 

Вручение премии состоялось 30 сентября 2015 года в Московском академическом театре имени Вах­тангова — там, где Любимов начал свой творческий путь и поставил свой последний спектакль. После награждения показали спектакль Юрия Петровича «Бесы» по роману Ф.М.Достоевского.

А утром этого дня в ИТАР-ТАСС провели пресс-конференцию с уча­стием Каталин Любимовой, режис­сера театра Вахтангова Римаса Туминаса и Наталии Солженицыной.

Генеральным спонсором Премии является банк ВТБ24 (ПАО).

Валентина Федорова 


 
ЮРИЙ ЛЮБИМОВ: СКИТАЛЕЦ - ЭТО ОБО МНЕ... PDF Печать E-mail

КОНЦЕРТ ФИЛИППА СОЛОМОНИКА ПАМЯТИ ВЕЛИКОГО РЕЖИССЕРА 


Концертный зал Музей Пушкина на Пречистинке, хорошо известного как литературный музей, стал местом проведения необычного концерта, посвященного годовщи­не ухода из жизни Юрия Петрови­ча Любимова. Молодой пианист Филипп Соломоник (Израиль) дал сольный концерт, в котором про­звучала великая музыка, столь любимая великим режиссером.

Прекрасный старинный особ­няк, в котором собраны картины, книги, предметы интерьера, погру­жающие посетителя в атмосферу пушкинской эпохи, пушкинских стихов. Разумеется, не случайно именно это место выбрала Каталин Любимова и Благотворительный фонд развития театрального искус­ства Ю.П. Любимова для проведе­ния мемориального концерта, посвященного годовщине ухода из жизни великого русского режиссе­ра.

Юрий Петрович не просто любил Пушкина, он его интерпре­тировал — талантливо, остро, современно. Спектакли Любимова по Пушкину — : «Товарищ, верь», «Пир во время чумы», оперы Евге­ний Онегин», «Пиковая дама», «Борис Годунов» — вошли в золо­той фонд истории русского театра — драматического и музыкального. Его знаменитая постановка «Пико­вой дамы» в Париже в содружестве с Геннадием Рождественским и Альфредом Шнитке в конце 70-х годов стала тем событием, которое всколыхнула музыкальный мир нашей страны, породив волну про­тестов и восторгов, возмущения и восхищения. Что и говорить, Любимов — это эпоха, история, практически вековая. Родился в год Октябрьской революции. И сам был сплошной революцией: новатором, экспериментатором, человеком абсолютно свободным даже в самое несвободное время и в самом несвободном месте.

Однако тональность мемори­ального вечера оказалась совер­шенно иной. Бури, вихри, много­людные толпы, громкие возгласы  все это осталось за стенами Пуш­кинского музея, в котором воцари­лась прекрасная музыка, и волшеб­ным образом возник мистический эффект присутствия самого Юрия Петровича...

На сцене — большое кресло с накинутым пиджаком песочного цвета и шелковым шарфом, небрежно брошенная книга... Это вещи Любимова. «Он тоже здесь и слушает музыку вместе с нами», — говорит Каталин Любимова. А на стене — проекция — лицо Юрия Петровича, как бы глядящего в зал и узнающего знакомые лица: на вечер пришли настоящие друзья семьи Любимовых, для которых Юрий Петрович — не только зна­менитый режиссер, но, прежде всего, родной и близкий человек.

Филипп Соломоник, молодой израильский пианист стал настоя­щим открытием для собравшейся публики. Тонкий музыкант со сво­ей особой пианистической мане­рой, он буквально с первых тактов установил незримую связь между звучащей музыкой и слушателями. Конечно, во многом этому способ­ствовала сама атмосфера концерта    салонная, интимная, почти домашняя. Без ложного пафоса, без патетики, без экстравагантной «концертности», — этих непремен­ных атрибутов современной кон­цертной практики.

Филипп заиграл сонату Моцар­та 332 — знаменитую, одну из самых популярных моцартовских сонат, и . случилось чудо. Поразительно, что молодому музы­канту удалось то, что стало абсо­лютным раритетом на профессио­нальной концертной эстраде: воссоздать дух и стиль пианистов прошлого, музыкантов «доцифро-вого» периода, когда пианисты совершенно иначе, чем сегодня, понимали, что такое фортепианное туше, когда они не бились между собой в конкурсных сражениях, где побеждает тот, кто покрепче, но не всегда тот, кто талантливее. Стало ясно, что Филипп принадлежит к особому типу музыкантов — музы­кантам-шаманам, интровертам, которые способны устанавливать прямой контакт с музыкальным текстом и именно через эту тон­кую, почти астральную связь всту­пать диалог с залом.

Магия продолжилась и в бетховенской «Авроре». Соломоник не стремился удивить слушателей быстрыми темпами, не пугал гром­кой динамикой: меццо-форте — это был динамический максимум. Но эта «негромкость» не воспринима­лась как проявление слабости или робости — динамический разбег в диапазоне от пианиссимо до мец­цо-форте был настолько естествен­ным и выразительным, что слуша­тели могли погрузиться в подлинное богатство бетховенской нюансировки.

Очень необычно и, пожалуй, несколько спорно прозвучала Соната Бетховена op.101. Кстати, любимейшее произведе­ние Юрия Петровича. Соломоник услышал в этой сонате возмож­ность для сонористических звуча­ний, впрочем, на самом деле, зало­женную композитором. Фрагменты текста, звучавшие на одной педа­ли, казались импрессионистиче­скими зарисовками, казалось бы, не совсем органичными для вен­ского классицизма. В то же время, пианисту удалось убедить, что такое прочтение возможно, и что при всей своей нестандартности, оно следует из авторского текста, а не противоречит ему.

Кульминацией программы ста­ло исполнение Фантазии Шуберта «Скиталец» — поистине грандиоз­ного сложнейшего романтического сочинения, требующего от испол­нителя особой энергетики, погру­жения в невероятно богатый мир шубертовских образов, чувства формы и безупречной техники. Все это в пол­ной мере удалось пиани­сту, заставившему зал сопереживать каждому такту, каждой гармонии шубертовского шедевра.

После концерта мы встретились с Филип­пом Соломоником в артистической.

Е.К. Филипп, вы помните ту первую встречу с Любимовым?

Ф.С. Я помню, как приходил к ним домой. Помню лица Юрия Петровича и Каталин, помню их голоса. Это было в Иерусалиме. И это картинка из детства, которая осталась на всю жизнь.

Е.К. Выбор програм­мы — в ней есть некая логика.

Ф.С. Вся эта музыка мне очень близка. Но при этом программа выбрана именно для Юрия Петровича. Он очень любил Моцарта, Бетховена — особенно сто первый опус. И наконец, «Скиталец». Я поначалу хотел вклю­чить в программу Боль­шую сонату Листа, одна­ко Каталин попросила сыграть «Скитальца». И рассказала: когда он уже болел, лежал, то часто слушал «Скитальца» и говорил: это моя жизнь проходит мимо глаз.

Е.К. Как вы думаете, какая связь между вели­ким русским режиссе­ром, прожившим почти целый век и вами, моло­дым израильским пиа­нистом?

Ф.С. Любимов гигантская личность. Я никогда не смогу себя с ним сравнить. Он очень любил музыку. Я обо­жаю театр. В этом сумас­шедшем мире только искусство нас спасает.

 

 
12.10.2015 Музыка для Мастера PDF Печать E-mail

 

Ровно год исполнился со дня смерти Юрия Любимова 

 

Рядом с именем Любимова можно употреблять любые восторженные эпитеты — даже при жизни Юрия Петровича они казались уместными и непреувеличенными. И дело, пожалуй, не в банальном признании огромнейшей роли Любимова в истории мирового театра — он был эпохой, олицетворением российской истории во всем богатстве ее событий, противоречий, величия и ошибок, трагедии и фарса. День памяти Мастера Благотворительный фонд развития театрального искусства Ю.П.Любимова отметил тонко и непафосно — сольным концертом израильского пианиста Филиппа Соломоника, исполнившего в концертном зале Музея Пушкина на Пречистенке любимые сочинения режиссера — Моцарта, Бетховена и Шуберта.

 

Музыка для Мастера
фото: А. Стернин

Вряд ли можно было выбрать более удачное место для концерта, чем этот зал: прекрасный атриум, соединенный с красивейшим московским особняком, уютный интерьер, отличная акустика. Но главное — это отношение Любимова к Пушкину, который был его любимым поэтом и с творчеством которого связаны выдающиеся спектакли Мастера: «Товарищ, верь!», «Пир во время чумы», оперы «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Борис Годунов».

Гостей встретила вдова Юрия Петровича Каталин Любимова, организатор и идейный вдохновитель этого мемориального вечера. Почему же именно молодому музыканту из Израиля Филиппу Соломонику выпала честь посвятить свою концертную программу памяти Любимова? Юрий Петрович познакомился с Филиппом, когда тому было всего 6 лет. Классический вундеркинд в это время уже давал концерты. В памяти пианиста сохранился его визит в дом Любимовых в Иерусалиме — лица, голоса... Играл ли он тогда для Юрия Петровича — Филипп не помнит. Зато хорошо помнит Каталин, которая рассказывает, что Филипп действительно играл тогда на рояле и что Юрий Петрович сразу разгадал в этом мальчике будущего серьезного музыканта.

Соломоник выбрал для мемориального концерта замечательную программу: сонату Моцарта фа мажор, две сонаты Бетховена — «Аврору» и ля-мажорную, опус 101, одно из поздних сочинений композитора. Завершил пианист свое выступление фантазией Шуберта «Скиталец» — сложнейшим романтическим произведением, требующим от исполнителя особой энергетики, погружения в невероятно богатый мир шубертовских образов, чувства формы и безупречной техники. После концерта он скажет: «Я играл то, что нравилось слушать Юрию Петровичу. Он очень хорошо знал музыку. Одним из его любимейших композиторов был Моцарт — поэтому я начал с него. Бетховена также очень любил — особенно сонату A-dur opus 101. Поначалу я планировал завершить программу сонатой Листа, но Каталин попросила сыграть «Скитальца». Это было любимейшее сочинение Юрия Петровича — он слушал его часто и говорил, что в этом произведении как будто воплотились события его жизни».

На сцене — большое кресло с накинутым пиджаком песочного цвета и шелковым шарфом, книга... Это вещи Любимова. «Он тоже здесь и слушает музыку вместе с нами», — говорит Каталин. Пианистическая манера Филиппа Соломоника на самом деле очень своеобразна. В отличие от большинства пианистов его поколения (Филиппу 26 лет) он не стремится поразить публику беглостью пальцев и громкой динамикой. Вдумчивость, бережное отношение к тексту, внимание к деталям, тонкая нюансировка, динамика, не выходящая за пределы меццо-форте, темпы — не слишком быстрые, некоторое увлечение сонористикой в сонате Бетховена, эмоциональный напор в «Скитальце» — все это определяет индивидуальный стиль музыканта, увлеченного и беззаветно преданного музыке. И это свойство Соломоника и стало тем мостиком, который почти мистическим образом соединил двух совершенно не похожих друг на друга людей: великого русского режиссера, родившегося еще в Российской империи в 1917 году, пережившего вместе со страной бури, натиски, войны, и еврейского юношу, талантливого музыканта, родившегося в Лос-Анджелесе, влюбленного в театральное искусство.

Любимову принадлежит фраза: «…только зная, ЧТО говорить и КАК говорить, художник имеет право требовать к себе внимания». В полной мере это относилось к самому Юрию Петровичу. И в полной мере это относится к молодому израильскому музыканту, которому в этот вечер удалось нечто особое: создать незримую духовную связь между слушателями, собравшимися в зале, и теми, о ком мы никогда не забудем.

Екатерина Кретова 
 
<< [Первая] < [Предыдущая] 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [Следующая] > [Последняя] >>

Результаты 71 - 80 из 152