06-02-2017 Людмила Максакова: «Любимов научил меня быть бесстрашной» PDF Печать E-mail

Народная артистка России — о том, как в основателе Таганки сочетались форма и содержание

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

Людмила Максакова открыла череду мероприятий, посвященных 100-летию со дня рождения основателя Театра на Таганке. После творческого вечера «Уроки Юрия Любимова» народная артистка ответила на вопросы корреспондента «Известий».

— Людмила Васильевна, вы служили с Юрием Петровичем в одном театре…

 Да, я поступила в Театр имени Вахтангова в 1961 году, а Юрий Петрович уже долгое время был занят в репертуаре, играл главные роли, даже одно время был заведующим труппой. Моя мама, оперная певица Мария Максакова, родилась в Астрахани. Собственно, как и Екатерина Лукинична — мама Людмилы Васильевны Целиковской, на которой был женат в то время Любимов. 

Люсина и моя мама вместе пели в церковном хоре в Покровском соборе, а регентом был отец Люси — Василий Целиковский. Естественно, когда я поступила в Театр имени Вахтангова, Людмила Васильевна отнеслась ко мне с любовью. И в их доме я была своим человеком, вроде как членом семьи.

— Любимов уже в вахтанговском театре пробовал себя в режиссуре?

— Да, в Театре имени Вахтангова он играл ведущие роли и поставил спектакль «Много ли человеку надо». Но постановка не произвела впечатления разорвавшейся бомбы, как это случилось потом в Училище имени Щукина, когда он выпустил «Доброго человека из Сезуана». 

Помимо внутреннего глубокого содержания, Юрий Петрович еще и внешне был очень хорош собой и импозантен. Правда, у него была такая черта, которая одних приводила в восторг, а других доводила до исступления. Любимов… очень много говорил!

— То есть?

— Ему, видимо, нужно было проверять свои театральные идеи и замыслы и для этого необходим был собеседник. Раньше, в советское время, гастроли проходили скромно в бытовом плане: даже не у каждого ведущего актера был отдельный номер в гостинице. Зная разговорчивость Юрия Петровича, никто не хотел с ним селиться. Нашелся только один артист — Надир Малишевский, его еще все ласково звали Дидя. И спрашивали: «Дидя, ну как же ты его выдерживаешь? Ведь он говорит 24 часа в сутки!» «Ничего-ничего, я уже научился спать с открытыми глазами», — отвечал Дидя.

— Юрий Петрович преподавал в Щукинском училище, как и многие другие вахтанговцы?

— Да, нас так воспитали: то, что ты получил от своего учителя, должен передать следующему поколению. Это и есть знаменитая вахтанговская традиция. Любимов тоже ей следовал.

— А в жизни у него были какие-то пристрастия?

— Кроме театра, наверное, нет. У него было полное презрение к материальному. Быт его абсолютно не волновал. У Любимова была малюсенькая машинка — совершенно ерундовский зеленый «Москвич». А на лобовом стекле — маленькая репродукция картины Леонардо да Винчи «Мадонна с младенцем». Вообще Юрий Петрович иногда за обедом позволял себе выпить рюмочку, а потом садился за руль и ехал в театр. Разумеется, милиция не всегда это приветствовала, и если его останавливали, он говорил: «Вот еду к жене. Родила ребенка, еду проведать». И показывал на ту самую «Мадонну с младенцем»! Конечно, мы помирали со смеху, а Юрий Петрович лукаво улыбался.

— Сегодня Театр на Таганке — легенда. А как была воспринята его студенческая постановка «Добрый человек из Сезуана»?

— Непросто. «Идут бараны в ряд, бьют в барабаны, кожу для них дают сами бараны» — эти брехтовские зонги просто пулей били по зрителю, потому что очень точно отражали реалии того времени. Умер Сталин, появилась какая-то видимость демократии, люди стали ездить за границу, раздавались лозунги из серии: «Свободы, хотим свободы!». «Современник» пустил свои первые ростки. В общем, наступила оттепель. 

Причем надо вспомнить, каким был тогда театр: приклеенные бороды и усы, парики, исторические костюмы… Что сделал Юрий Петрович? Он утвердил совершенно другую эстетику театра. Это была бомба! Общественное мнение страшно возбудилось. Кругом раздавалось: «Боже, боже, быстрее бегите в «Щуку» и смотрите!». Так родилась великая Таганка.

— Какой главный урок преподнес вам Юрий Петрович?

— Главный урок, который дал мне Любимов, — быть бесстрашной и отважной. Существовала версия, что Театр на Таганке — это «официально разрешенная смелость». Мол, так мы показываем миру, что у нас всё разрешено. Коммунисты не боятся никакой критики! Я в эту «версию» не могу поверить, зная, какой ценой доставался ему каждый спектакль. Его донимали бесконечными проверками. Спектакли отменяли и не принимали, Любимову приходилось по много раз их сдавать. 

Домой он приходил совершенно измученный. Не могу не вспомнить, как мы с Людмилой Васильевной Целиковской ждали его после очередной головомойки. В конце концов Люся не выдержала, набрала номер высокого чиновника и закричала в трубку своим звонким голосом: «Юрий, не унижайся! Немедленно домой! По дороге купи можайского молока!».

Юрий Петрович всегда ставил только то, что считал нужным. Он был человеком потрясающего бесстрашия и личного мужества. Если ты открыто высказываешь свое мнение, остальная часть общества, которая боится или юлит, всегда воспринимает эту прямоту в штыки.

— Кстати, после ухода Любимова из Таганки именно Театр имени Вахтангова пригласил его ставить спектакль.

— Мы всегда считали Юрия Петровича своим, вахтанговцем, и неоднократно предлагали ему поставить в нашем театре спектакль. Он даже хотел сделать «Шекспировские хроники», но всё как-то не случалось. И вот наконец звезды сошлись: Римас Туминас предлагает Юрию Петровичу поставить у нас «Бесов» Достоевского, которые до сих пор идут с большим успехом. 

Юрий Петрович обожал Римаса, звал его «европеец», и они часами вели беседы — начиная с «королей» и заканчивая «капустой». И провожали в последний путь Любимова мы — вахтанговцы. Сейчас в театре мы играем спектакль «Пристань», и когда на парусе появляются лица ушедших артистов, последними там идут Петр Фоменко, Юрий Любимов и Галина Коновалова. 

И каждый раз мы, артисты, с трепетом смотрим на всеми нами обожаемого Юру Любимова. Он — великая гордость нашего театра. Нам он будет нужен всегда.

Справка «Известий»

По окончании Театрального училища имени Щукина Людмила Максакова была принята в труппу Театра имени Вахтангова. Сыграла около 40 ведущих ролей в постановках таких режиссеров, как Рубен Симонов, Роман Виктюк, Петр Фоменко, Римас Туминас и Эймунтас Някрошус. В кино известна по работам в фильмах «Летучая мышь», «Татьянин день», «Му-му», «Отец Сергий» и другим.



Читайте далее: http://izvestia.ru/news/661988#ixzz4XzAxKbWp
 
« Пред.   След. »